Инклюзия в Казахстане: проблемы и перспективы

учебники
Казахстан лишь недавно присоединился к движению организации инклюзивного образования, призванного создать все условия для обучения детей с особыми образовательными потребностями в детских садах, школах, колледжах и вузах страны. 

 

По информации вице-министра образования и науки РК Шолпан Кариновой, эти условия были созданы на базе почти 2 000 детских садов и более чем 4 500 общеобразовательных школ Казахстана.

Фото: Екатерина Гуляева

«В законе РК „Об образовании“ введена норма, где родители детей вправе выбирать место обучения ребенка — в обычной или специальной организации образования — с учетом рекомендаций психолого-медико-педагогической консультации (далее — ПМПК). В целях предоставления коррекционно-развивающей помощи в стране функционируют 75 ПМПК, 187 кабинетов психолого-педагогической коррекции и 14 реабилитационных центров. Помимо этого, в общеобразовательных школах действуют более 70 кабинетов поддержки инклюзивного образования, где оказывается психолого-педагогическая поддержка детям с особыми образовательными потребностями», — пояснили в Министерстве образования и науки РК.

игры

Работать есть над чем

На первый взгляд сделано немало. Но если смотреть в масштабах всей страны, то развитием инклюзивного образования занимаются лишь отдельно взятые школы и детские сады. Повсеместного движения в организациях образования, направленного на создание условий для обучения особенных детей, мы пока в казахстанских школах не наблюдаем.

А это значит, что закон «Об образовании» пока лишь декларирует право родителей выбирать любой детский сад и школу для своего ребенка. На деле взрослые вынуждены искать в своем городе детские сады и школы, где бы не только согласились принять их особенного ребенка, но и действительно с ним занимались. В сельской же местности об этом даже не мечтают. И дети в лучшем случае остаются на домашнем обучении, либо вообще лишаются возможности получить обязательное среднее образование.

кабинет

«Точечная» инклюзия

И Министерство образования и науки РК молчаливо соглашается с этим фактом. По крайней мере в официальном ответе на запрос в МОН скромно отметили, что в настоящее время инклюзивное образование достаточно интенсивно развивается лишь в двух регионах Казахстана — Алматы и Павлодарской области. Меньше всего внимания созданию условий для обучения детей с особыми образовательными потребностями уделяют местные исполнительные власти Туркестанской и Алматинской областей.

И больше никаких объяснений. Почему, собственно, не уделяется должного внимания организации учебного процесса в рамках инклюзивного образования?

поделки

Подсказала сама жизнь

Ответ на этот вопрос мы нашли у самих педагогов и родителей детей с особыми педагогическими потребностями, заглянув в одну из школ Семея.

Первой общеобразовательной школой, занявшейся внедрением инклюзивного образования в Семее, стала СОШ № 20. По словам директора школы Розалины Рахимовой, к этому шагу педагогический коллектив подталкивала сама жизнь.

— Так исторически сложилось, что с самого момента создания школы в 1909 году в ней учились воспитанники разных детских домов. Кроме того, школа расположена на окраине, где всегда жили семьи работников местных фабрик и заводов, а сейчас большинство местного населения составляют малоимущие или неблагополучные семьи, в которых очень мало внимания уделяется развитию и образованию детей. Педагоги школы неоднократно замечали, что среди учеников регулярно встречались дети, которые не могли усвоить даже минимальный объем знаний, который требует Государственный стандарт образования РК. И установить причины этого отставания ребят мы тогда были не в силах, — отметила Розалина Рахимова.

Педагоги расценивали эти проблемы как следствие так называемой социально-педагогической запущенности у учащихся. Но проблемы с памятью и развитием речи проявлялись и у детей, живущих во вполне благополучных и любящих семьях. Истинную причину установили логопеды и дефектологи: задержка психического развития или дефекты речи у детей могут возникнуть в результате генетических или приобретенных заболеваний, нервных потрясений, невнимания взрослых и даже состояния окружающей среды. Значит, дети не виноваты в том, что им трудно усвоить стандартную школьную программу. Им необходимо создать в школе особые, комфортные условия обучения, и тогда они смогут проявить себя.

В 2013 году в СОШ № 20 были открыты первые инклюзивные и коррекционные классы, где вместе с обычными школьниками среднее образование получали дети с задержкой психического развития и общими нарушениями речи.

инклюзивный класс

По словам педагогов, они продирались в кромешной тьме, разрабатывая новые учебные программы для инклюзивных и коррекционных классов. Не хватало знаний, практического опыта, материально-технической базы — да всего.

И энтузиазм учителей был вознагражден: с 2017 года на базе школы был создан ресурсный центр по инклюзивному образованию в Семее. Сейчас в СОШ № 20 обучаются 88 ребят с особыми педагогическими потребностями в возрасте от 5 до 16 лет — как в инклюзивных, как и в коррекционных классах.

— На самом деле проблем в развитии инклюзивного образования на базе обычной средней школы более чем достаточно. Во-первых, не хватает материально-технической базы. Детям этой категории ежедневно необходимо готовить массу наглядного материала: яркие красивые картинки, карточки с рисунками, тексты с иллюстрациями и многое другое. А в условиях обычной школы с окраины распечатка этих наглядных материалов — огромная роскошь. В школе всего два принтера, и лишь один из них — цветной, — отметила заместитель директора по инклюзивному обучению СОШ № 20 в Семее Жулдыз Кабаева.

поделки

Дефицит специалистов

Другая, не менее важная проблема — повышение квалификации самих педагогов, работающих с детьми, которым требуются особое внимание и забота. По мнению Розалины Рахимовой, пришла пора педагогическим колледжам и вузам в учебные планы подготовки учителей всех специальностей вносить методику преподавания предмета в инклюзивных и коррекционных классах. Сейчас таких специально подготовленных специалистов в современной казахстанской школе просто нет.

— Мы сами готовим свои педагогические кадры. Приглашаем специалистов ПМПК, логопедов, дефектологов, опытных педагогов и делимся опытом друг с другом. И за эти годы накопился солидный материал, которым мы готовы поделиться с коллегами. Потому что искренне считаем, что для развития инклюзивного образования необходимо целое движение среди школ, педагогических коллективов. Без горячего желания работать с детьми с особыми педагогическими потребностями, без энтузиазма педагогов и поддержки родителей вообще ничего не сдвинется с места, — искренне считает Розалина Рахимова.

И жизнь показывает справедливость этих слов. Очень медленно, с большим скрипом, но за последние несколько лет в разных районах Семея на базе общеобразовательных школ стали открываться инклюзивные классы для детей с самыми разными заболеваниями.

— Смысл инклюзии как таковой — социализация ребенка с особыми педагогическими потребностями в обществе. Опыт нашей школы огромен. И это стало поводом для того, чтобы к нам стали массово обращаться родители детей, которые проживают в самых отдаленных районах Семея. Но мы не можем превратиться в спецшколу. Это противоречит самим принципам инклюзивного обучения. Наоборот, нужно открывать инклюзивные классы повсеместно, в любой школе, где есть в этом потребность. А для этого необходимо тесно работать с детским коллективом самой школы, с родителями, с семьями, проживающими в микрорайоне. Это помогает своевременно выявить ребят с задержкой развития. А значит, вовремя оказать им помощь в преодолении возникших трудностей, — говорит руководитель ресурсного центра по инклюзивному образованию в Семее.

О проблеме подготовки педагогических кадров для работы в инклюзивных классах в общеобразовательных школах говорят и на уровне Министерства образования и науки РК. Так, по словам Шолпан Кариновой, с 2012 года на базе АО «НЦПК „Орлеу“» были открыты курсы повышения квалификации по инклюзивному образованию для учителей школ. За последние три года эти курсы окончили более 3 000 педагогов. В 2020 году намечено переобучение еще 1 200 учителей.

«Проблема с дефицитом педагогических кадров, работающих с детьми с особыми педагогическими потребностями, действительно существует. И поэтому ведется активная работа по увеличению количества слушателей курсов повышения квалификации по инклюзивному образованию. Кроме того, предусмотрено создание ресурсных центров на базе вузов, которые будут служить площадкой для повышения квалификации педагогов», — отметили в Министерстве образования и науки РК.

кубики

Родители, откройте свои сердца!

Однако далеко не всегда удается наладить контакт и тесное сотрудничество именно с родителями детей с особыми педагогическими потребностями. Опыт показывает, что взрослые предпочитают закрывать глаза на проблемы в развитии своего ребенка, даже если им говорят об этом педагоги.

— Родители перестали общаться с детьми, даже с самыми маленькими. Они предпочитают отвлечь внимание ребенка мобильным телефоном в любой ситуации. Неудивительно, что в прошлом году у нас было всего четыре ребенка в инклюзивной группе, а сейчас мы выявили уже 18 человек. И есть еще кандидаты на прохождение ПМПК, — отметила логопед КГПК «Ясли-сад № 10 „Бал булак“» в Семее Елена Погорелова.

По словам специалистов, именно дети страдают от того, что родители не приняли их особенности в развитии. В силу различных причин, которые не зависят от самого малыша, он не справляется с тем объемом заданий, который от него требует школа. И тогда родители предпочитают найти школьнику репетитора, а не логопеда или дефектолога.

— Репетиторы в данном случае никак не смогут помочь. Здесь требуется комплексная коррекция развития ребенка по индивидуальной программе. С ним регулярно должны работать логопед, дефектолог и другие специалисты. А если нет рекомендаций специалистов ПМПК, мы по собственной инициативе не можем направить ребенка к ним на занятия, — посетовала Жулдыз Кабаева.

Другое дело, когда мамы и папы работают рука об руку с ребенком. Тогда он делает заметные успехи. И даже есть вероятность того, что со временем ребенок догонит своих сверстников и будет переведен на обучение по обычной школьной программе.

кубики

Инклюзия во всем

Впрочем, инклюзия в современном обществе требуется не только в образовании. Председатель ОО «Центр творчества детей и молодежи „Исток“» в Семее Людмила Михайлова считает, что социализация необходима на всех уровнях жизнедеятельности.

Эта общественная организация с 2010 года тесно работает с детьми и взрослыми, страдающими задержкой психофизического развития и психофизическими патологиями. В большинстве своем это дети, которые вообще были признаны необучаемыми.

А это равносильно приговору. Дети автоматически обречены жить в четырех стенах, и их мир чаще всего ограничивается семьей и очень узким кругом родных и знакомых. Поэтому так важно не только дать им образование, но и научить жить в условиях современного общества.

— В Алматы работает проект для молодежи из числа воспитанников медико-санитарных учреждений со слабой степенью умственной отсталости. Они живут в условных семьях по 10–12 человек и учатся всему, что должен знать взрослый член семьи. Их отправляют в магазин за продуктами, учат готовить пищу, убирать дом, стирать белье, работать на огороде, помогать соседям. Есть даже собственное кафе, где всю работу делают участники проекта — от закупа продуктов и чистки овощей до обслуживания клиентов. Вот это исключительные условия для социализации в обществе, — считает Людмила Михайлова.

Со своими подопечными семейские общественники тоже проводят немало интересных социальных проектов. Например, в течение двух лет они были участниками уникального творческого проекта «Инклюзивный театр» на базе молодежного театра «Четыре стены».

— Ребята были просто очарованы театром. Они раскрылись, потянулись за своими сверстниками. Почувствовали свою востребованность, интерес к себе со стороны зрителей, посторонних людей. Но потом пришло горькое чувство разочарования, когда проект закончился. Было трудно объяснить, почему им запрещают ходить на репетиции, почему они стали не нужны. Поэтому хотим сами создать свою театральную студию, где бы ребята занимались вместе с родителями, — отметила координатор Центра творчества детей и молодежи «Исток» Галина Голубенко.

рисунки на песке

Театр — творчество для избранных, а вот организовать инклюзивный лагерь летнего отдыха для детей под силу любому. То, что обычные ребята быстро находят язык со своими «особенными» сверстниками, в Семее убедились на собственном опыте. Детям понадобились всего три дня и небольшая беседа об особенностях развития подростков, чтобы все преграды между ними рухнули и возникли крепкая дружба и взаимопонимание.

— Учеба, зубрежка, обязательные домашние задания и контрольные работы — всё это важно и нужно для детей. Но всё же для инклюзии лучше всего использовать игру. Это естественное состояние для любого ребенка. В процессе игры они больше узнают друг друга, стираются грани, особенности развития и другие отличия. Все равны, все одинаково счастливы. Вот поэтому я думаю, что важно внедрять инклюзивное образование не только в школах и детских садах, но и на уровне культурно-массовых, спортивных мероприятий и кружков в организациях дополнительного образования, — считает Людмила Михайлова.

 

Leave a reply