Поездка на один день по окрестностям Хашури будет полезна тем, кто в Грузии оказался по каким-то причинам надолго. Здесь мало зрелищного, но можно очистить мысли, перезагрузить нервную систему и попробовать пропустить через себя одно очень важное для Грузии событие. Событие, на которое оглядывались многие пожертвовавшие свою жизнь ради веры, отечества и идеалов. 




Добраться до Хашури - пара пустяков: десятки прямых и проходящих маршруток со всех направлений. Выходить следует у навороченного полицейского участка, напротив фонтана с круговым движением - стратегическом пятачке, где сходятся три важные дороги: на Тбилиси, на Кутаиси/Батуми и на Боржоми. За полицейским участком - автостанция, откуда отправляются микроавтобусы в Тбилиси, Гори и по окрестным деревням. Здесь самая окраина города, на запад от которой только поля, но в то же время, судя по бесконечному столпотворению, - это центр современного Хашури. Сойдя на перекрёстке около полудня и узнав, что ближайшая маршрутка в Цнори будет в час, я пошёл на север в сторону железнодорожного вокзала, туда, где находится старый город.

Описывая историю Хашури, обычно рассказывают о стратегическом местоположении. Действительно, важные торговые пути пересекаются здесь с глубокой древности (в крепости Али, например, даже была найдена китайская монета рубежа XII и XIII веков). Расположенный неподалёку Лихский хребет со знаменитым Рикотским перевалом связывает Большой Кавказ с Малым. В далеком прошлом он являлся границей между Колхидой и Иберией. После по хребту граничили Имеретинское и Картли-Кахетинское царства. В наше время здесь соприкасаются Шида-Картли и Имеретия. Эти места были населены издревле (к примеру, о Сурами без малого две тысячи лет назад упоминал древнегреческий писатель Плиний Старший). Но это всё имеет отношение в целом к району. Хашури же как топоним впервые упоминается то ли в 1692 году то ли в 1693 (в двух книгах, оставшихся мне на память об этой поездке, указываются разные даты, несмотря на то, что коллектив авторов и редакторов почти один и тот же). В первой половине XVIII века здесь проживало 15 семей. В 1865 году уже 45. В общем, средних размеров деревня, ничем не прославившая себя в истории. И даже старейшие археологические находки, - керамика и бронза - датируемые рубежом II и I тысячелетий до н.э., были найдены не в самом Хашури, а в местечке Горати, с которым вследствие расширения слились западные окраины города.

1. Река Сурамула.


Единственная в Хашури имеющая городские черты улица названа в честь Руставели. Здесь расположены банки, школы и прочие учреждения, оправдывающие статус города для этого обширного малоэтажного населённого пункта, число жителей которого приближается к тридцати тысячам. Не доходя центральной площади, я свернул в переулки и вышел к самой древней из городских достопримечательностей. Напоминающая бастион крепости башня относится к XVIII веку, принадлежала княжескому роду Хидирбегишвили, но с какой целью она была построена я ума не приложу. Вероятно, являлась частью какой-то оборонительной или сигнальной системы. Вход в башню ведёт с частного двора. Достаточным временем я не располагал, поэтому не стал беспокоить людей и напрашиваться на осмотр. В пятидесяти метрах от башни можно заметить новую церковь, возведённую на месте церкви XVII века. Этот небольшой участок, ограниченный на юге рекой Сурамула и вокзалом на севере, с башней и церковью в середине можно назвать "старым Хашури". Вероятно, здесь и находились первые дома, упоминаемые в документах трёхсотлетней давности.

2. Хашурская башня.


3. Бывшая чайная. Интересное, наверное, было место.


В 1865 году началось строительство железной дороги Тбилиси-Поти. Спустя 7 лет, в октябре 1872 года, первый поезд, наконец, соединил эти два города. В том же году деревня Хашури в честь десятилетия назначения Великого князя Михаила Николаевича Романова наместником Его Императорского Величества на Кавказе и командующим Кавказской армией получила новое название Михайлово. С открытием железнодорожной станции значимость места возросла настолько, что уже спустя несколько лет в Михайлово организовывались театральные представления с участием столичного бомонда. Окончание строительства железнодорожного участка на Боржоми ознаменовало новую эру в становлении будущего города. Теперь здесь осуществляли пересадку многочисленные представители аристократии, следовавшие на отдых и лечение к боржомским и бакурианским источникам. С 1918 года последовала череда переименований: из Михайлово в Хашури, их Хашури в Сталиниси и, наконец, снова в Хашури. Советизация Грузии принесла деревне городской статус и районного значения промышленность: текстильно-галантерейную фабрику, стеклотарный и механический заводы. Сейчас трубы и разрушающиеся ангары этих предприятий возвышаются над частным сектором как памятники ушедшей эпохи. Главный экспортный продукт в настоящее время - плетённые гамаки и качели, десятки точек по продаже которых заполонили обочины от въезда в город и до самой автостанции.

4. Вокзал.


5. Интересна башня управления полётами.


Выйдя к вокзалу, я поднялся на переход над железнодорожными путями. Осмотревшись, убедился, что следов первоначальной станции 1872 года не сохранилось (видимо, современное здание занимает то же место). На привокзальной площади стояли несколько рейсовых маршруток, выполняющих роль городского и пригородного транспорта. От вокзала я направился на главную площадь. Огромная для такого города площадь показалось пустой. Главная доминанта на ней - мэрия, до реставрации бывшая весьма симпатичной сталинкой. Часть её помещений отданы магазинам и учреждениям, в числе которых детская художественная школа или что-то подобное. Дети запустили мне в голову небольшой камень с третьего этажа. Попали в стекло очков. Другому прохожему повезло меньше... Напротив мэрии в тени деревьев спряталось миниатюрное здание городского музея. Переступив порог, я оказался в руках хранительниц его сокровищ. Несмотря на то, что в тот момент в нём проходило какое-то совещание, меня встретили как дорогого гостя, даже сфотографировали и попросили оставить отзыв в книге посетителей. У музея богатые фонды, более 100000 экспонатов. Самое интересное - находки, обнаруженные во время раскопок могильников Бронзового века в Цагвли и в Нацаргора, небольших деревень к северу от Хашури. Среди них можно выделить украшенные тончайшим рисунком топоры и мечи, статуэтки и, особенно, позвонок с застрявшим в нём бронзовым наконечником стрелы VIII века до н.э. Об экспонатах музея сотрудники говорят с гордостью, но показать их могут только на картинках каталога: музей ждёт ремонта и расширения, а в имеющихся двух залах выставить их не представляется возможным. Действующую экспозицию - небольшой этнографический уголок, мебель XIX века и несколько картин и манускриптов - особо интересной не назовёшь, но учитывая живое общение и то, как меня здесь обхаживали, я сохранил наилучшие впечатления от музея, тем более, что унёс отсюда две книги, одну об истории района, а вторую о районных музеях и их экспонатах. Экскурсию, к сожалению, пришлось прервать, до маршрутки в Цроми оставалось всего 20 минут.

6. Мэрия.


7. Каталог экспозиции, представленной на выставке в Германии в 2001 г.


8. Сельскохозяйственные инструменты.


9. Фрагмент картины Ладо Гудиашвили "Ташискарская битва". Ташискари - деревня хашурского муниципалитета. В июне 1609 года возле неё произошло сражение с турками.


10. Памятник электровозу ВЛ-19-01. "ВЛ" означает "Владимир Ленин". Собиралась эта машина до 1938 года.


11. Монумент ВОВ.


12. Давид Строитель.


От Хашури до Цроми 14 км. Любители ходить пешком могут выйти на трассе, перейти Куру по пешеходному мосту, а там рукой подать - 2,5 км мимо деревни Ахалшени. Маршрутка обошлась в 1 лари и высадила меня прямо напротив Цромского собора. Это одно из мест, которое нужно воспринимать не глазами, а собственным ощущением истории, холодное дыхание которой чувствуешь здесь затылком. Стоит огромный храм посреди сонной деревни. Ему без малого 1400 лет. Не было ещё ни одного из городов Древней Руси, а храм уже стоял. Интересен он не только своим возрастом, но и тем, что открыл новую эру в храмовой архитектуре Грузии. Первые христианские церкви представляли собой крохотные базилики с двускатными крышами. Крестово-купольные здания появились в VI веке. Самые известные из них - Джвари и Атенский Сион были воздвигнуты в начале VII века. Размеры их невелики, особенно если сравнивать с тем, какие громадины в то время возводили в Константинополе. И вот практически одновременно с Джвари неизвестный зодчий с 626 по 635 годы возводит в Цроми первый храм с куполом, опирающимся на столбы. Такая конструкция позволяла существенно увеличить внутреннее пространство (кто посещал Джвари знает, насколько там тесно). Ещё одна приметная декоративная деталь - вертикальные ниши на восточном фасаде - используется в строительстве грузинских церквей до сих пор.

13.


14. Ещё 50 лет назад храм выглядел так. Фото из БСЭ.


15. Источник.


Слово автору книги "Цроми: Из истории грузинской архитектуры первой трети VII века" Г. Н. Чубинашвили: "Первое сильное разрушение собора последовало в результате землетрясения – от него пострадали также и маленькие церкви по соседству от Цроми в радиусе 12 км. Датировка маленькой церкви в Хциси (1002 год) дает верхнюю границу времени разрушения, а нижняя может быть определена по отсутствию каких бы то ни было разрушений на соседнем Кинцвиси, возведенном в 1200 году. Второе разрушение, опять же вследствие землетрясения, произошло, судя по работе реставраторов (неряшливое восстановление кирпичом, характерное для позднего средневековья) в XVI-XVII вв. Последним историческим разрушением, которое строение не смогло вынести, было, очевидно, засвидетельствованное историком нападение лезгин в 1731 году, после чего строение приходило в упадок и не ремонтировалось до середины XX века."

В 1960-е годы были проведены основные ремонтно-укрепительные и реставрационные работы. Вероятно в то же время из камней разрушенной части храма и остатков околохрамовых помещений была восстановлена ограда, судя по старому фото, отсутствовавшая до реставрации. Я не строитель, чтобы обсуждать то, как подрядчики справились с работой, меня лишь смущают вмонтированные в ограду надгробия. Вспоминаются еврейские могильные плиты, которыми в известное время кое-где мостили дороги...

16. Западная сторона.


17. Южная сторона.


18. Подветренная восточная сторона. Сравните восточный и западный фасады, чтобы увидеть на что способен ветер за 1400 лет.


19. Ниша на восточном фасаде.


20. Неразгаданная мной деталь. Насечки на восточном фасаде. Вспоминаются нацарапанные крестоносцами кресты на Храме Гроба Господня в Иерусалиме. Здесь тоже кто-то долго и монотонно точил зачем-то камень.


21. Автографы посетителей.


22. Надгробья в стене.


23. Вход в собор.


Дверь в храм оказалась открыта, других посетителей не было. Я вошёл через притвор, который не является в данном случае классической пристройкой к зданию храма, а служит его частью. Его цилиндрический свод плавно переходит в стены. Из-за того, что над притвором расположен второй этаж храма с хорами, вся западная стена выглядит невыразительно. Точнее представляет собой сплошной массив, даже выпирающий за края собора в тех местах, где обустроены лестницы. Возможно, во времена, когда люди ещё не привыкли к настолько высоким сооружениям, эта стена оказывала на них эффект, сравнимый с тем, какой современный человек испытывает задирая голову перед небоскрёбом. Но сейчас кажется, что для завершённости храму не хватает ещё одной пристройки над главным входом. Впрочем, внутренняя часть храма от такого распределения пространства только выиграла... На хоры можно подняться по каменной лестнице в четыре марша, каждый из которых опирается на арку. Хоры весьма нетипичны в грузинской храмовой архитектуре, поэтому сложно представить какую функцию они выполняли в данном случае; вероятно, с них за службой наблюдали привилегированные - члены семьи эрисмтавара (царя). Одно можно сказать наверняка, хоры расширяют пространство цромского собора так, что изнутри его площадь кажется существенно больше, чем снаружи. От фресок X века сохранился лишь кусок штукатурки с небольшими синими пятнами краски над алтарём. Полукупол свода в этом месте был украшен мозаикой, выложенной сразу после строительства храма. Небольшой фрагмент мозаики хранится в Музее искусств Грузии в Тбилиси.

24. Притвор.


25. Купол собора.


26. Лестница к хорам.


27. Хоры цромского собора.


28. Вид с хоров.


Событие, упомянутое мной в самом начале рассказа, произошло в Цроми 3 августа 467 г. В тот день, подобно Христу, от веры в которого не отступился, был распят грузинский военачальник Ражден Первомученик. Будучи персом по происхождению, он являлся наставником персидской принцессы, вышедшей замуж за грузинского царя Вахтанга Горгасали. Переселившись в составе свиты в Грузию, Ражден принял христианство. Когда разгорелась война с Персией, он участвовал в обороне Мцхеты, но был предан, пленён и доставлен во вражеский лагерь, где подвергся пыткам. Поддавшись на просьбы грузинской знати, персидский царь, взяв слово, что тот вернётся, позволил Раждену съездить в Мцхету для прощания с близкими и царём Вахтангом. Сдержав слово и вернувшись, Ражден вновь был подвергнут истязаниям. Когда все попытки вернуть соплеменника к огнепоклонству закончились неудачей, персы переправили его в Цроми, где стояли войска. Здесь его и распяли, а чтобы увеличить страдания расстреляли отравленными стрелами. Ражден был похоронен там же, но через несколько лет его останки перенесли в специально для этого построенный храм в селе Никози. Во имя первого святого, канонизированного Грузинской церковью, ещё при жизни Вахтанга Горгасали было построено несколько церквей. Место первого погребения Раждена Первомученика находится под небольшой нишей в левом дальнем углу Цромского собора.

29. Место первого погребения Раждена Первомученика.


30.


После Цроми я отправился в Хциси. Меня подвезла первая же попутка. Эту деревню, расположенную на полпути в Хашури, я уже проезжал. Указатель на одноимённый монастырь, установленный в её центре, показывает неверное направление. Уточнив, какой дорогой мне следует пойти у продавщицы сельского магазинчика, я зашагал в указанную сторону. Если судить по карте, между монастырём и деревней 2,5 километра. В реальности весь путь пришлось взбираться в горку. Награда за это - превосходный вид на долину Куры, с чёткими лоскутками огородов. К тому же, я оказался здесь в удачное время, когда цветут полевые цветы и в воздухе разлит монотонный гул пчёл и им подобных собирателей нектара. И всё это недалеко от автобана, где движение со скоростью в 100 км/час кажется медленным. Вскоре начался лес. Отмеченная на картах дорога, которой, похоже, пользуются только лесовозы, стала настолько разбитой, что я не рискнул бы здесь ехать даже на внедорожнике. Появились свежие следы огромной собаки, пришлось отыскать в лесу палку. И вот, наконец, я дошёл до указателя на монастырь. Чуть меньше часа пути.

31. Церковь в Хциси. Почти наверняка XIX век.


32. Над Хциси. Вид на долину Куры.


33. Церковь Хциси, восточный фасад.


34. Западный фасад.


Скромная с виду трёхнефная базилика Иоанна Крестителя является ровесницей соборов Светицховели, Баграти и Алаверди. Согласно сохранившейся на восточном фасаде надписи церковь была построена в 1002 году архиепископом Хананием, близким царской семье. Точных сведений о том, когда она была разрушена нет, но предположу, что всё в том же XVIII веке лезгинами. В одном источнике нашлось упоминание о том, что значительные повреждения возникли после землетрясения 1990 года. Охотно верю, в конце 80-х - начале 90-х землю здесь качало регулярно (до печально известного Спитака отсюда всего 135 км по прямой). Свидетелем пары достаточно сильных землетрясений был я сам. Помню, трясло так, что я, ещё ребёнок, упал с велосипеда... Похоже, церковь была восстановлена не так давно. Найденной мной фотографии, где она ещё без крыши едва ли больше десяти лет.

35. Церковь до восстановления.

Источник: memkvidreoba-gis.gov.ge.

35. Вход.


36.


Церковь интересна прежде всего своими орнаментами. Здесь их необычно много и они отлично сохранились. В подвале южного предела, разрушенном почти до основания, обустроена костница - не частое явление в грузинских церквях (если не ошибаюсь, то до этого момента подобные хранилища встречались мне только в монастырях Зарзма и Козифа). Поскольку монашеская жизнь прерывалась на столетия, то преданий о том, кому принадлежали эти останки сохранится не могло. Но, вероятнее всего, это кости монахов.

37. Богатый декор.


38. Павлины.


39.


40.


41. Лев и что-то летающее. Наверное, дракон.


42. Все эти барельефы что-то значили и первым посетителям были понятны.


43. Южный предел разрушен почти полностью.


44. Сохранившийся фрагмент орнамента над южным входом.


45. Костница.


46.


Послышался гром. С горы надвигалась тёмная туча и дождь был неизбежен. Я засобирался назад как заметил обычную легковушку, вероятно, принадлежащую монастырю. Дорогой, которой я пришёл, она бы проехать сюда явно не смогла. Немного в стороне действительно оказалась развилка. Наверх от неё уходила тропинка к дороге, а вниз шла единственная колея, которой сюда могла попасть эта машина. Ниже в лесу, возле монастырских построек показался человек, занимавшийся какими-то хозяйственными делами. Я спросил, смогу ли выйти к деревне этой дорогой и он на чистом русском ответил мне, что да, смогу. Мы разговорились. Парень оказался русским, из Казахстана, а в никому неизвестный грузинский монастырь приехал... погостить. Лишних вопросов я задавать не стал, ни к чему... Новая тропа действительно оказалась быстрее и легче. Примерно полпути меня провожала неказистая монастырская псина.

47.


48. На обратном пути.


В Хциси мне ещё пришлось какое-то время постоять на остановке. Потом меня подхватило такси.